Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
00:02 

Dust Master
Шесть дней в неделю студент работает по учебному плану, а один день - меньше. - А. М. Афонин.
Пару недель назад я заходил сюда и смотрел на старый пост, думал, что надо что-то написать. Но я решил для себя, что напишу что-нибудь в следующем году. Потому что до конца года надо было сделать ряд вещей, в том числе сдать два экзамена досрочно. Это не потому, что у меня желание такое возникло, а потому, что меня в стране уже не будет, когда по расписанию надо будет их сдавать.

Но дела пошли наперекосяк, поэтому когда часы на красной площади пробили полночь, мой год не закончился. Я ничего не почувствовал и ничего не испытал. Мне надо было сделать дела из прошлого года. Поэтому сейчас, когда всё кончилось, я опишу дела в том порядке, как они должны были произойти.

У нас с друзьями были разные посиделки, когда мы собирались и веселились. Мы жгли разные свечки, кто хотел, пел под гитару, а я играл с некоторыми товарищами в Mortal Kombat. Потому что я не люблю петь под гитару. Люди собираются дружной компанией, когда всем весело и хорошо, и начинают петь грустные песни. Никогда этого не понимал. Если бы я играл на гитаре, я бы играл что-нибудь весёлое, черт возьми.

Потом, насколько я помню, наступила зачётная сессия, которая длилась три дня. Нам с Синельниковым надо было защитить проект. На проект я взял кусок диплома Синельникова, потому что мой диплом я на курсовую покрошить не могу. Ну, поэтому наши курсовые были похожи во всём, что не касается источников плазмы. Я взял один, а Владец — другой, остальная установка была у нас одна и та же. Духопельников по этому поводу говорил не беспокоиться, раз уж мы вместе работаем, но своё мнение вдруг изменил, когда мы пришли подписываться. В общем, мне тогда пришлось побегать и попотеть, чтобы быстро переставить все слова в записке так, чтобы они у нас с Синельниковым не были так похожи. В итоге проект нам подписали, и мы побежали его защищать.

На защите сидели Ивашкин и Клименко, они хорошие люди, поэтому мы им частенько сдаемся. Синельников пошёл первым, развернул свой чертеж и начал рассказывать. Но мы предупредили о том, что работаем на одном предприятии, в одном отделе, на одной установке и даже сидим в одной комнате, поэтому рассказывали вдвоем. Вопросы нам тоже задавали на двоих, а Клименко спросил вот что:
— Что конкретно вы посчитали по плазмодинамике?
Мы с Синельниковым немного растерялись, потому что никаких параметров плазмы мы не считали.
— Надо было обеспечить определенную концентрацию плазмы, — вступился я, — а для этого была посчитана откачная система.
— А какие параметры плазмы у вас получились? — Не унимался он.
— Концентрации 10^19, температура электронов около 3-5 эВ. — Синельников вспоминал цифры из рабочих документов, в записке их не было.
— Слушай, — говорит вдруг Клименко Ивашкину, — какой это курс, четвертый?
— Какой четвертый! Шестой! — Ответил тот.
— А, это диплом уже! А я всё про плазмодинамику... Ну, извините.

Зачётная неделя подходила к концу, и нам надо было сдавать первый экзамен. Это было в пятницу, поэтому не особо много времени у нас было готовиться после зачётной недели. Курс читался очень странно. Лектор пришёл и начал какие-то разговоры про теорию заговора и про то, как янки бомбанут по нам ядерной бомбой. Потом начал что-то на доске рисовать и говорить о том, как нам от этой бомбы избавиться, пока она летит. Оказалось, что это и есть курс, он уже начался. Мутнее курсы были разве что у Протасова. Я поначалу ходил и думал, как мы будем это сдавать. А потом в мою голову пришла мысль, что мы сдавали вещи и более мутные и более мутным людям.

Поэтому, когда мы пришли сдаваться и взяли билеты, я не стал долго ждать и что-то писать. Я почти сразу пошел отвечать, и ушёл с "отл" в зачётке.

Разница между этим предложением и предыдущим составляет где-то неделю, если не больше. После этого экзамена я отдохнул немного и стал готовиться к следующему. Это было последним делом уходящего года, поэтому я очень хотел поскорее с ним закончить. Мы втроем готовились по мере сил, а потом пошли сдавать.

Нургалиев с Хоменкой получили 4, а мне захотели поставить трояк. Я не нарисовал две стрелочки там, где надо было, и возразил, что это не так уж и важно. В общем, трояк я не хотел, поэтому я забрал направление и решил попробовать ещё раз в понедельник. А то была пятница. Поэтому выходные, которые я очень хотел провести не за материалом, который я уже учил, я провёл именно за ним. Я готовился и томился таким чувством, будто я арестован и сижу в тюрьме, и меня не выпустят, пока я не сдам этот экзамен. Очень мощно я подготовился и после выходных пошёл в понедельник сдаваться.

В понедельник мы с преподавателем встретились, и первые слова, которые он мне сказал, были такими: "Так мало времени прошло, вы, наверное, не успели хорошо подготовиться. Приходите завтра?" Я подумал, что это у него шутки такие и спросил, будет ли он завтра. Он без шуток сказал, что будет. Тогда я попросил всё же попробовать сдаться сегодня, а сам подумал, что грустно это как-то. Он меня этой фразой чуть не сломал. Приходить на работу 31-го числа, чтобы ещё и экзамен принимать. Не знаю, звучит дико. В общем, снова он мне хотел тройку ставить. И я снова не захотел её получать. Я попросил завтра попробовать сдать снова, но он упёрся рогом и отказался меня принимать. Я пошёл на улицу, где наконец-то падал снег, и встретил там Азамата. Уже и не помню, как так вышло. С Азаматом я погулял по округе, а пока он в забегаловке одной делал копии каких-то бумаг, я ходил туда-сюда и думал, что делать. Я подумал, что тройку он мне ставить не хочет, а когда в зачётку глянет, так и не поставит вовсе. Поэтому я рассматривал вариант идти к нему завтра, 31 числа, и просить тройку, а там пусть будет, что будет. Позвонил родителям, рассказал об этом, они мне настроение не подняли совсем.

В какой-то момент я собрался с мыслями, сосредоточился и подумал, что нельзя мне сдаваться. Раньше я не сдавался, не буду и теперь. И поэтому позвонил родителям ещё раз, сказал не паниковать заранее. Решил я идти к нему после нового года ещё раз.

Когда вся страна уже переживала вторую неделю нового года, я пришёл в университет и не без проблем получил направление. Никто не знал, есть ли преподаватель сегодня в университете, будет ли вообще он, поэтому я решил попытать удачи, поставил стул перед дверью его кабинета и стал ждать. Мне надо было увольняться с работы, для этого нужно было приходить туда и бегать с бумажками, собирать подписи разные. Я меньше бумажек набрал, когда пытался устроиться на работу! Из-за этого я сидел на том стуле, периодически засыпая, и думал о том, сколько ещё смогу тут просидеть. Решил ждать до пяти, а время было четыре с чем-то. Только я отмерил для себя этот рубеж, как появился преподаватель, выдал мне билет и сказал готовиться. Что я и сделал.

Не знаю, чем принципиально отличался этот раз от всех остальных, но в этот раз он поставил мне четыре. Сказал, что это из-за того, что я слишком много подходов сделал. Я вышел от него и ощутил легкую дрожь. Вот тут мой 2013 год закончился, и начался 2014.

А теперь продолжу в традиционном понимании хронологического порядка.

31 числа мы небольшой компанией приехали на дачу Вани Новосёлова встречать новый год. Там было здорово и настолько лениво, что я в какой-то момент от такой лени напрочь забыл о том, что надо экзамен пересдавать. Там на даче мы с Азаматом синтезировали шутку одну. Бывают такие ситуации, когда человек рассказывает историю, а у тебя, допустим, есть история очень похожая, и ты после него хочешь её сразу рассказать. Обычно в таком случае говорят: "О! У меня есть такая же история!" И вот, было бы круто сказать так, что есть такая же история, а потом повторить рассказанную человеком историю слово в слово. Как-то не очень это смешно выглядит, когда записано в буквах, на сказано вслух. Если в целом, на даче было здорово.

Надвигались экзамены по расписанию, от которых мне оставалось всего две штуки. Первый должен был быть 10 числа, его принимал Марахтанов. На консультации он нам кратко пересказал курс, а Азамат в это время заснул. И всё было нормально, пока он не начал храпеть. Поручик его неловко разбудил, а Марахтанов засмеялся и сказал, что всё нормально.

Я же тут выкладывал когда-то про то, как у нас с Синельниковым у Марахтанова проходят консультации. На экзамене всё было на порядок интенсивнее. Я вышел от него с нулевой самооценкой, а король мерзости Ваня Новосёлов первым делом сказал: "Обнимите меня кто-нибудь!"

Следующий экзамен должен был пройти 15 числа, а времени подготовиться к нему у меня совсем не было. 13 числа я поехал на работу и взял лист, на котором надо было наставить кучу подписей. Мне тогда сказали, что надо будет завтра с этим листом зайти к ним и забрать трудовую книжку. Поэтому 14 числа я снова был на работе, но уже в последний раз. Начальник отдела сказал показать немцам на 9 мая.

Вернулся домой, немного отдохнул и стал готовиться к экзамену. Тут мне в стиме пишут, что поручик пошёл играть в игрушки. Следом звонит Синельников и зовёт меня туда же. Я тогда спросил у Нургалиева:
— Ты уже закончил готовиться?
— Ещё часов в шесть.
— И как у тебя ощущения по поводу завтра?
— Завтра будет стыдно.

На экзамене поручик пошёл отвечать первым, и ему на самом деле было стыдно, потому что отвечал он как-то плохо. А когда мы сдали экзамен, мы куда-то быстренько ушли, только не могу сейчас вспомнить куда именно.

На следующий день надо было переезжать. Я перебирал всякие вещи, которых у меня накопилось слишком много, смотрел на разное старье. Учебные планы за первый курс, проволочный человечек, которого мне староста на какой-то день рождения подарил. Зачем-то у меня с собой был старый-старый ноутбук, на котором я ещё классе в 8-9 писал на паскале разные учебные программки. На нём была моя первая порнуха, спрятанная от родителей. Это не хухры-мухры, раньше порнуху нельзя было скачать или в интернетах смотреть, поэтому мне по очень тайной договорённости притащил диск товарищ из лицея. Мы специально выбрали день, когда родителей не будет дома, чтобы перекинуть всё с диска на ноут. Не знаю, зачем это тут, но стирать не буду.

В общем, я попросил друзей мне помочь, и они помогли. Мы загрузили сумки в машины и поехали их отвозить. Я ехал вместе с Синельниковым, поручиком и Азаматом, и Синельников включал нам всякую глупую музыку.

Я тогда думал, что очень мне повезло найти таких хороших товарищей. Эта мысль пригодилась мне попозже, когда мы собрались в Delicatessen, чтобы проводить нас троих. Я им тогда всем и сказал, что, когда приехал, не было у меня никого. И уезжать из краёв, где ты провёл много времени, мне уже приходилось. Но в этот раз мне это даётся очень непросто, хотя в прошлый раз я уезжал аж из родного дома.

Я много думал о том дне, когда надо будет уезжать. Много думал, да сказать нечего. Но песню я выбрал. Я выбрал её ещё летом, когда мы были в Тайланде. Я болтался в теплоходе на волнах, и тут она заиграла в наушниках.


@темы: Все мои друзья острые как бритвы, My day is done, 12 семестр

URL
Комментарии
2014-01-23 в 13:31 

Rayuela
я никогда не угадаю, чем всё закончится...
)))

   

(λψ)^ξ

главная