21:05 

День не для меня.

Dust Master
Шесть дней в неделю студент работает по учебному плану, а один день - меньше. - А. М. Афонин.
В восемь часов утра меня разбудил звук, раздающийся, когда на телефон приходит сообщение. Я не планировал вставать так рано, поэтому совсем не был готов к такому повороту событий. Еле-еле открыв глаза, я прочитал, что "Сбербанк" вдруг подумал, что моей картой кто-то помимо меня пользуется, поэтому они её заблокировали. Я ни черта не понял и подумал, что стоит немного всё же доспать, чтобы снова соображать нормально. В итоге я проснулся где-то часам к двенадцати, когда уже начались пары.

Пары сегодня не всегда бывают полезны. Первые две так точно. Поэтому я подумал, что могу потратить время на разборки с банком, а не на поход на пары. Я позвонил куда надо, мне там сказали, что стоит делать. И я решил сходить и сделать эти дела в ближайшем отделении. Было два часа с чем-то, как мне позвонил Синельников.

Влад сказал, что по оперативной информации с пар стало известно, что сейчас у нас идёт внеплановая лабораторная работа. Причем пара эта начиналась в 13:50, а после звонка было где-то 14:15. То есть, лабораторная работа шла уже больше двадцати минут, а никто из товарищей, на ней присутствующих, мне ничего не написал. А если Синельников уже подъезжал, значит, ему кто-то сообщил а лабе. Не сообщили только мне. Я как-то не хотел в это верить.

Но поверил, когда мы с Владом наконец оказались в вычислительном центре. Нам там сказали, что для нас уже поздно начинать работу, она не так долго длится. Поэтому мы вышли в коридор, чтобы подождать там, когда преподаватель освободится. Пока мы с ним говорили, я через стекло увидел, что за компьютерами сидят все мои товарищи.

Когда они все вышли, я спросил, почему мне никто не написал.
— А вы бы успели?
— Я бы успел. — Сказал я.
— Он бы успел. — Одновременно сказал Синельников.

Я сказал это и подумал, что как-то нехорошо я сконцентрировал всё на себе. Поэтому мне стало немного приятно, что мы с Владом вместе не успели, будет так не совсем одиноко делать эту работу потом.

Потом мы сидели в столовой, разговаривая о всяком. Хоменко сказала такую вещь:
— Вы замечали, что все толстые люди на одно лицо?

Азамат засмеялся в голос, а я бросился это записывать. И тут подняли тему моих записей. Они говорят, что я приписываю людям чужие реплики. А я, блин, как раз и завел блокнот для того, чтобы записывать, кто и что говорил. Пока я писал, они это всё обсуждали, а Синельников предположил, что это у меня наследственное.
— Представляю, — говорит он, — сидит какой-нибудь далёкий предок Голубева при дворе Ивана Грозного, тогда ещё просто четвёртого, пишет летописи.

На этом моменте я прервался, чтобы как-то получше записать, как Владец при этом жестикулировал. А они заметили, что я остановился, и стали смеяться, что я уже забыл, что Влад говорил. А он дальше сказал так:
— И он показывает на него так и говорит: "Да он псих, сумасшедший!" И в летопись это записывает.

Когда пары кончились, мы вышли на улицу, где шёл мелкий снег, который фигово лепился в снежки. Но я решил попробовать. Я хотел кинуть снежок в Азамата, но попал в какую-то незнакомую девушку. Хотел потом кинуть в Поручика, а попал ему в ухо, а часть снежка ему за шиворот запала. Поручик был на меня зол.

И я как-то почувствовал себя совсем лишним сегодня, поэтому отделился от Владца и остальных и пошёл в "Сбербанк". Там мне прокололи карточку и сказали ждать новую десять дней.



@темы: Ощущения, Музыка, My day is done, 11 семестр

URL
   

(λψ)^ξ

главная