Dust Master
Шесть дней в неделю студент работает по учебному плану, а один день - меньше. - А. М. Афонин.
Что-то я затянул с этим делом, поэтому в памяти остались только отдельные события.

Мы с Синельниковым уже второй раз уходим с пар, чтобы сходить на выставку. В прошлый раз мы ходили на Weldex, в этот раз пошли на Aerospace Testing. Видели там крутые вещи.
Например, был там рентгеновский томограф, который может любую деталь просканировать и выдать точную трехмерную модель, которую можно тут же перекинуть в какой-нибудь кад. Ещё на модельке видны все дефекты литья, трещины и прочие гадости, которых быть не должно. У них там в каталоге тоже муха следит.




Были ребята, продающие инфракрасные камеры. У них в каталоге забавные картинки тоже есть. Например, вот это напоминает мне про космическую сову из "Adventure time".




Когда мы закончили с ними болтать, я обнаружил ещё одну стойку, где занимались похожим делом. У них, правда, были не тепловизоры, а специальные оптические термометры. У них там стояла камера, направленная на проход, и мы с Синельниковым попали в объектив.




Это всё происходило в среду. На следующий день я должен был отправиться на работу, но вдруг у товарищей, с которыми я должен ехать в Германию, возникло желание в четверг сходить в визовый центр. Поэтому в ту же среду пришлось немного побегать, а в четверг пришлось не пойти на работу.

В визовом центре ничего интересного, обычные офисы с бумажками. А вот потом было интереснее. Нам надо было попасть в здание какое-то, чтобы отпечатки пальцев оставить, а вход туда преграждал пропускной пункт. Около него ходили люди в форме, на которой были надписи на немецком, а я был с самокатом. Внутрь меня с ним пускать не хотели, поэтому я прицепил его к соседним перилам, а охранника на это время попросил подержать мои документы. Он, наверное, не ожидал. В итоге оставил я отпечатки, только вот до этого я неделю подряд умудрялся себе резать большие пальцы. Забавно будет, если у меня там останутся порезы на документах.
Когда там все дела были сделаны, я сел на самокат и покатился по проспекту Вернадского в сторону МГУ. Самокат иногда очень радует.

В пятницу на работе был обычный день, примечательный только одним событием. Когда мы с Синельниковым собирались уходить, он пошёл закончить какие-то дела, а я остался один в комнате. Я собирал вещи, когда начал звонить мой телефон. Номер был городским. Я решил взять трубку.

На том конце провода оказалась женщина, представилась Дарьей. Сказала, что она из Сбербанка, звонит мне, чтобы рассказать про кредитные карты. Я подумал, что могу с ней немного поговорить, пока собираю вещи. Она говорила что-то такое:
— Банк рассмотрел вашу историю и считает вас надёжным клиентом.
— Да, — говорю я ей, — я такой.
Женщина не реагирует. В трубке раздается шипение, а потом она продолжает:
— Максим Дмитриевич, прослушайте информацию по поводу кредитных карт.
Тут она рассказывает мне про карты, а потом, не меняя тон, задает мне вопрос:
— Скажите, Максим Дмитриевич, не правда ли это выгодное предложение?
Это постоянное упоминание моего имени и отчества очень походило на какое-то нейро-лингвистическое программирование, но я списывал это на вежливость. Но когда она задала мне этот вопрос, я не сразу сообразил, что говорить, поэтому сам задал вопрос ей:
— У вас правда там написано задавать людям такой вопрос?
— Максим Дмитриевич, — ответила она мне, — прослушайте информацию по поводу кредитных карт.
Мы с ней ещё немного поговорили, она задала мне ещё какой-то похожий вопрос, подразумевавший какой-то радостный ответ с моей стороны. Я ей сказал, что мне ничего этого не надо, а она, наверное, откуда мне знать, начала нервничать и назвала меня Дмитрием Максимовичем.

Я положил трубку и, что со мной редко бывает, остался без окончательного мнения. Как-то раз мы с Азаматом увидели на улице девушку, которая мне казалась парнем, а Азамату девушкой. Мы на банку Pepsy поспорили и кинулись её догонять, чтобы определиться. Я в таких случаях не стесняюсь, захожу перед человеком и гляжу ему в лицо. Так я сделал и тогда с девушкой. Азамат спросил у меня, что я там увидел, а я ответил, что не знаю. И вот, с этой Дарьей получилось как-то похоже. Я положил трубку и не мог понять, говорил со мной робот или живой человек.

А на выходных мы собрались небольшой компанией и устроили посиделку. Просто так, без особого повода. Я тут запишу некоторые фразочки и вещи забавные, которые там происходили. Хотя забавно уже было наблюдать, как я, когда все смеются, вскакиваю с места и бегу за блокнотом.

— Там, в общем, — объясняет Синельников, — нельзя использовать придаточные предложения, надо всё сводить к причастным оборотам.
— А что это значит? — Спросил Азамат.

— Я жду, — говорит Дима, — когда появятся игры с использованием очков.
— Сначала появится порно! — Кричит Поручик.
— То есть, — вслух размышляю я, — порно в таких очках, это когда сидишь ты в комнате, а вокруг тебя люди трахаются. Симулятор неловкости.

— Критерий ублюдка был от 12 лет. — Говорю я про свою статистику с шортами.
— А потом Анна его модифицировала. — Уточнил Синельников. — Если грудь есть, то уже можно считать.
— А разве в двенадцать лет уже есть грудь?
— У меня в одиннадцать выросла. — Вставил Азамат.

Потом мы с Синельниковым валялись на диване и играли в "Gears of war". Мы все очень много съели, поэтому и играли на диване. На экране мы с Синельниковым бежим из одного места в другое. Персонажи при этом почему-то сгибаются в три погибели и бегут на полусогнутых, выпячивая в экран зад. Тут в комнату заходит Азамат, смотрит на это и спрашивает:
— Что это за игра?
— "Gears of war" — отвечаю я. — Симулятор разглядывания мужских задниц.

Надо было нам потом сделать перерыв. Я сходил на кухню, вернулся в комнату и застал Синельникова в самой жидкой позе, на какую было способно его тело. Он полулежал на диване, разбросав руки в разные стороны. Я вдруг увидел в этом кое-что знакомое и закричал ему, чтобы он не шевелился. Сам я схватил стул, встал на него и протянул Владу руку.
— Дай руку и вытяни палец! — Сказал я ему и сделал то же самое.
К этому времени в комнату вошли другие люди. Они увидели что-то похожее вот на это:




И ещё небольшая мелочь. Как-то на одной из пар парень из группы магистров по фамилии Воздвиженский оказался один на последнем ряду. Я подумал, что ему там грустно, поэтому отправил ему письмо голопочтой. Прилагаю его полностью, вместе с ответом Воздвиженского.




Воздвиженский, зараза, поет, на инструментах играет, роли разыгрывает. Я держал ответ в руках, рядом сидел Азамат и хитро на меня смотрел. А я сделал грустное лицо, сказал, что не умею рисовать, и спрятал письмо в тетрадь.

@темы: 11 семестр, Все мои друзья острые как бритвы, Картинки, Моё лицо, Фотографии