Dust Master
Шесть дней в неделю студент работает по учебному плану, а один день - меньше. - А. М. Афонин.
Как-то много вдруг случилось за этот день, я даже не знаю, какой заголовок подобрать. И меня это радует. Радует, что за день что-то произошло, что оно как-то отложилось у меня в памяти, заставило улыбнуться меня или еще кого-нибудь.

Началось все утром, часов в десять. Я сидел в столовой и ждал Синельникова. Мы с ним должны были присоединиться к группе некоторых наших товарищей и пойти на лабораторную работу к Духопельникову. Пока я его ждал, успел посчитать и повторить всё, что к этой лабораторной было необходимо.

Когда Влад пришёл, разговор наш, не помню уже как, перешел на принца персии. Владу очень нравится вторая часть, которая с обнаженными девками и кровищем-месиловом. Я ему всегда говорю, что это самый быдляцкий принц персии из всех трех. И сегодня он мне наговорил про него таких вещей, которых я не знал. Оказалось, что у меня была какая-то пиратская версия, в которой были вырезаны все ролики.

-- Что ты натворил... -- Говорю я ему, а он непонимающей смотрит на меня в ответ.
-- То есть?
-- Мне придется вернуться домой и перепройти вторую часть с роликами... Блин, мне придется перепройти все три.
-- Мне тоже!

Потом была лабораторная работа, которой снова пришлось ждать дольше, чем полагалось по расписанию. Всё шло довольно неплохо, пока не пришлось что-то считать. Расчетами независимо занимался я и Нургалиев. Результат у нас обоих получался каким-то неправдоподобным. Оказалось, что у меня в формуле не хватало одного множителя. У меня его там просто не было. Видимо, я неправильно записал, когда эта формула в первый раз появилась на лекциях. А у Нургалиева всё с формулами было нормально, он просто ошибся в чем-то. Итог был один: Духопельников нам сказал, что если мы продолжим в таком, ха-ха, духе, то из нас получатся не инженеры, а говно.

Мы, естественно, немного расстроились, но до следующей пары было еще три часа, так что за это время мы забыли всё плохое.

Три часа пролетели, и мы оказались на лекции по материаловедению. У нас уже был матвед, но за эту лекцию я понял больше, чем за весь тот семестр.

-- А вы слышали, что авария случилась в каком-то городе? Порошок какой-то в городе распылили случайно. -- Спрашивает наша преподаватель.
-- Да! Каталитический порошок распылился, он от какого-то нефтеперерабатывающего производства. -- Сказал кто-то из аудитории.
-- Показывают, как люди ходят по городу, дети с этим порошком играются. -- Продолжает она.
-- Это, вроде, Омск. -- Снова тот же тип из аудитории.

Тут меня и еще пару человек разорвало изнутри.
-- В Омске и без аварии дети знали, как играться с порошком.

Зато можно сказать про следующую. Должна была быть лекция Зимина, но он куда-то убегал, поэтому отдал свою очередь Духопельникову.

Он принес нам сегодня металлы. Как он сам сказал: "Лучше один раз увидеть, чем семь раз услышать. А лучше потрогать, чем увидеть". Он пускал по рядам примерно одинаковые пластины, выполненные из разных металлов. Была еще ниобиевая пластинка, титановые конусы и тонкая плитка вольфрама. Она была где-то размером с лист А5, может поменьше. Духопельников предложил Насте подержать эту плитку. В следующую секунду Настина рука упала на парту, прижатая плиткой.

-- Что это за металл? -- Спрашивает он у аудитории, пока по рядам ходит очередная безликая пластина из серебристого металла. Блин, они почти все серебристые.
-- Это не щелочноземельный металл? -- В ответ спрашивает его Хоменко.
-- Нет, не щелочноземельный.
<...>
-- Это магний! -- Наконец сказал Духопельников.
Тут Хоменко берет у Синельникова таблицу Менделеева, что-то там смотрит и поднимает руку.
-- Извините, Дмитрий Владимирович, но магний щелочной металл. Он же в одной группе вместе с бериллием и цинком...
Духопельников, медленно растягивая гласные, ей отвечает:
-- Отстаньте от меня. -- Дальше он говорит уже с улыбкой. -- Некоторые вообще делят металлы на тяжелое железо и легкое железо.

Ну и еще, просто так, не про металлы.

-- Дмитрий Владимирович, а что мешает вращать катод?
-- Я вообще противник вращающихся катодов.

-- И вообще, 30 кВ это как-то неуютно. Поэтому искали способы понизить напряжение поджига. Так вот, электроды такого испарителя можно не только трогать, но и лизать!

И вот, сейчас сижу я тут, пишу это, а мне приходит сообщение от Синельникова с одним словом: "Принц".

Надо бороться с поганой ленью и ставить нормальное тире вместо двух дефисов подряд.

@темы: Высказывания преподавателей, Все мои друзья острые как бритвы, Game on, 9 семестр