Dust Master
Шесть дней в неделю студент работает по учебному плану, а один день - меньше. - А. М. Афонин.
Сегодня ветренно. Когда я утром выбегал из дома, забыл захватить куртку, и мне было немного прохладно.

Сначала я хотел пропустить описание первых двух пар, пар по УТС, где лектор снова так часто скачет с анекдота на забавную историю, что я не выдержал и сказал ему, что мы уже целую пару не можем записать дифференциальное уравнение. Но потом он, лектор, снова отвлекся и сказал про студента, который когда-то сканил ему методичку, а потом под покровительством Марахтанова поехал куда-то в Италию, делать там какие-то серьезные штуки. Это меня немного задело.

Основное событие произошло позже. Сегодня должна была пройти последняя лекция Духопельникова. А я последние два раза просыпался весь в собственной крови, поэтому с носом у меня были небольшие проблемы. Из-за них я перед началом пары отправился в туалет. Когда я вернулся оттуда и открыл дверь в аудиторию, Духопельников уже сидел там. Вместо лекции он решил проводить зачет, к которому никто не был готов.

Он приглашал людей поболтать, а я решил, что курс был интересный, я, вот, даже тут про всякие насосы писал. В общем, мне тема эта была очень интересна, поэтому я первым и вызвался. Мы с ним немного поговорили, потом я отправился обратно, чтобы еще кое-что освежить в памяти. Когда я это сделал, я снова подсел к нему. Разговор прошел про тепловые вакуумметры, в частности про термопарный вакуумметр. А как эта штука работает, я забыл. Тогда он спросил меня, что такое термопара, а я ему не ответил. Я не знал, что сказать.

А Духопельников знал, он и сказал, что это вопрос не по его курсу, а вопрос невежества.

— Неужели вам Юрий Степаныч Протасов не рассказывал про эффект Зеебека?

И меня отправили лесом. Позже он уже для всех добавил, что главная проблема нынешних студентов это подобное невежество. Сказал, что зря мы не интересуемся его курсом, потому что это интересная штука. Я сидел, смотрел на свою руку и с силой вдавливал в нее ручку.

Мне очень хотелось винить во всем Протасова, который 30 лет назад, как сказал Духопельников, отлично читал ему лекции. Но Протасов тут не при чем. Если бы я хотел, я бы сам изучил этот сраный курс ТГРУ. Поэтому злиться я мог только на себя, что и делал.

Сегодня ветренно. Когда я выходил из здания полчаса назад, прохладный ветер не давал мне сгореть от стыда.

@темы: 8 семестр