Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: 12 семестр (список заголовков)
00:03 

По приезде.

Шесть дней в неделю студент работает по учебному плану, а один день - меньше. - А. М. Афонин.
20.01.14

Сегодня я проснулся рано утром, чтобы не попасть в аэропорту в какие-нибудь длительные проверки из-за последних событий в стране. Оказалось, что торопился и переживал я зря. Мы ехали втроем: Хоменко, Поручик и я. Так, Поручика даже не попросили пройти через детектор.
С утра я быстро слопал яичницу, а что ели мои товарищи, мне не известно. Но точно известно, что в самолете нас кормили как-то особо плохо. Впервые такое на моей памяти. Абсолютно бесполезные записи я сейчас сделал.

Уже в Германии на выходе из самолёта мы попали в гигантскую очередь из людей. Она была там потому, что на весь самолёт работало две кабинки с проверками паспортов. Из-за этой подставы мы оказались на месте на час позже примерного времени.

В аэропорту я забрёл в туалет и заметил там то, о чем слышал байки и анекдоты.



Мы сели на метро и поехали туда, где нас ждала машина. Я пока не совсем понял, было это метро или что-то другое, но поезда двигались по поверхности. В метро заходили немцы. Были всякие школьники забавные, женщины в шортах, всякие смешно укутанные в тёплые вещи. А пару станций с нами рядом сидела женщина с таким прямым носом, что, не знаю, им стекло можно было резать наверное.

Там у них под каждым окном такая маленькая урна приделана.



Я ехал и смотрел в окно. Гамбург выглядел как Калининград, только менее ровный. Несмотря на разговоры о чистоплюйстве, в окно я частенько замечал мусорные кучи, валяющиеся тут и там. А потом мы доехали до станции, где нам надо было пересесть. Я поглядел по сторонам и подумал, что если убрать все немецкие надписи из поля зрения, можно подумать, что мы где-то возле Савёловской.



Не стоило, наверное, сравнивать столичный город с обычным. Я себе так и говорил, но вспоминал тогда про Хабаровск, который выглядел более живым и населённым, чем Гамбург.

Потом мы сели в машину и отправились ещё дальше в пригород. С каждой минутой людей на улицах было видно всё меньше. Мы добрались до какого-то дачного посёлка, в котором стояло наше место жительства на ближайшие полгода. Там было так тихо, что мне становилось не по себе. Поручик наоборот радовался отсутствию всякого шума. Не знаю, для меня шум в городе означает, что в городе кто-то живой есть.

Нас встретил выпускник этого года, который год назад прошёл то, что мы сейчас должны пройти. Он показал нам, где тут некоторые места, где магазины, на каких автобусах куда можно добраться. А потом я вернулся в комнату и стал разбирать чемоданы. В нашем домике никого не было, когда мы приехали, так как все на работе были. Когда я закончил с вещами, заметил на кухне девушку, делавшую себе какую-то супер-шаурму. Мы немного посидели на кухне, пока она готовила, а потом разошлись по комнатам.

Я добавил тепла в батарею и расслабился, совсем забыв, что парень, который нам всё показывал, должен был вернуться и познакомить нас с местными людьми. Это я и сам собирался делать, просто не сегодня, когда я вдруг почувствовал, что вырубаюсь. Поэтому очень я удивился, когда ко мне в дверь постучались поручик и этот парень, и мы пошли на кухню. Я пошёл в чем был: в шортах, вязанных носках и свитере.

На кухне было много людей. Основные две группы составляли испанцы и бразильцы. Парень представил нас, сказал, что мы из России. Эти ребята глянули на меня и сказали, что по мне и так понятно, что я из России. Они стали называть свои имена, мы — свои, но я никого не запомнил. Поручик с Хоменкой остались пить с испанцами пива, я пошёл писать вот это. Сейчас я закончу, сохраню это, чтобы выложить потом, когда допишу предыдущий пост, и пойду проводить первую ночь на новом месте.

@темы: 12 семестр, My day is done, Фотографии

00:02 

Шесть дней в неделю студент работает по учебному плану, а один день - меньше. - А. М. Афонин.
Пару недель назад я заходил сюда и смотрел на старый пост, думал, что надо что-то написать. Но я решил для себя, что напишу что-нибудь в следующем году. Потому что до конца года надо было сделать ряд вещей, в том числе сдать два экзамена досрочно. Это не потому, что у меня желание такое возникло, а потому, что меня в стране уже не будет, когда по расписанию надо будет их сдавать.

Но дела пошли наперекосяк, поэтому когда часы на красной площади пробили полночь, мой год не закончился. Я ничего не почувствовал и ничего не испытал. Мне надо было сделать дела из прошлого года. Поэтому сейчас, когда всё кончилось, я опишу дела в том порядке, как они должны были произойти.

У нас с друзьями были разные посиделки, когда мы собирались и веселились. Мы жгли разные свечки, кто хотел, пел под гитару, а я играл с некоторыми товарищами в Mortal Kombat. Потому что я не люблю петь под гитару. Люди собираются дружной компанией, когда всем весело и хорошо, и начинают петь грустные песни. Никогда этого не понимал. Если бы я играл на гитаре, я бы играл что-нибудь весёлое, черт возьми.

Потом, насколько я помню, наступила зачётная сессия, которая длилась три дня. Нам с Синельниковым надо было защитить проект. На проект я взял кусок диплома Синельникова, потому что мой диплом я на курсовую покрошить не могу. Ну, поэтому наши курсовые были похожи во всём, что не касается источников плазмы. Я взял один, а Владец — другой, остальная установка была у нас одна и та же. Духопельников по этому поводу говорил не беспокоиться, раз уж мы вместе работаем, но своё мнение вдруг изменил, когда мы пришли подписываться. В общем, мне тогда пришлось побегать и попотеть, чтобы быстро переставить все слова в записке так, чтобы они у нас с Синельниковым не были так похожи. В итоге проект нам подписали, и мы побежали его защищать.

На защите сидели Ивашкин и Клименко, они хорошие люди, поэтому мы им частенько сдаемся. Синельников пошёл первым, развернул свой чертеж и начал рассказывать. Но мы предупредили о том, что работаем на одном предприятии, в одном отделе, на одной установке и даже сидим в одной комнате, поэтому рассказывали вдвоем. Вопросы нам тоже задавали на двоих, а Клименко спросил вот что:
— Что конкретно вы посчитали по плазмодинамике?
Мы с Синельниковым немного растерялись, потому что никаких параметров плазмы мы не считали.
— Надо было обеспечить определенную концентрацию плазмы, — вступился я, — а для этого была посчитана откачная система.
— А какие параметры плазмы у вас получились? — Не унимался он.
— Концентрации 10^19, температура электронов около 3-5 эВ. — Синельников вспоминал цифры из рабочих документов, в записке их не было.
— Слушай, — говорит вдруг Клименко Ивашкину, — какой это курс, четвертый?
— Какой четвертый! Шестой! — Ответил тот.
— А, это диплом уже! А я всё про плазмодинамику... Ну, извините.

Зачётная неделя подходила к концу, и нам надо было сдавать первый экзамен. Это было в пятницу, поэтому не особо много времени у нас было готовиться после зачётной недели. Курс читался очень странно. Лектор пришёл и начал какие-то разговоры про теорию заговора и про то, как янки бомбанут по нам ядерной бомбой. Потом начал что-то на доске рисовать и говорить о том, как нам от этой бомбы избавиться, пока она летит. Оказалось, что это и есть курс, он уже начался. Мутнее курсы были разве что у Протасова. Я поначалу ходил и думал, как мы будем это сдавать. А потом в мою голову пришла мысль, что мы сдавали вещи и более мутные и более мутным людям.

Поэтому, когда мы пришли сдаваться и взяли билеты, я не стал долго ждать и что-то писать. Я почти сразу пошел отвечать, и ушёл с "отл" в зачётке.

Разница между этим предложением и предыдущим составляет где-то неделю, если не больше. После этого экзамена я отдохнул немного и стал готовиться к следующему. Это было последним делом уходящего года, поэтому я очень хотел поскорее с ним закончить. Мы втроем готовились по мере сил, а потом пошли сдавать.

Нургалиев с Хоменкой получили 4, а мне захотели поставить трояк. Я не нарисовал две стрелочки там, где надо было, и возразил, что это не так уж и важно. В общем, трояк я не хотел, поэтому я забрал направление и решил попробовать ещё раз в понедельник. А то была пятница. Поэтому выходные, которые я очень хотел провести не за материалом, который я уже учил, я провёл именно за ним. Я готовился и томился таким чувством, будто я арестован и сижу в тюрьме, и меня не выпустят, пока я не сдам этот экзамен. Очень мощно я подготовился и после выходных пошёл в понедельник сдаваться.

В понедельник мы с преподавателем встретились, и первые слова, которые он мне сказал, были такими: "Так мало времени прошло, вы, наверное, не успели хорошо подготовиться. Приходите завтра?" Я подумал, что это у него шутки такие и спросил, будет ли он завтра. Он без шуток сказал, что будет. Тогда я попросил всё же попробовать сдаться сегодня, а сам подумал, что грустно это как-то. Он меня этой фразой чуть не сломал. Приходить на работу 31-го числа, чтобы ещё и экзамен принимать. Не знаю, звучит дико. В общем, снова он мне хотел тройку ставить. И я снова не захотел её получать. Я попросил завтра попробовать сдать снова, но он упёрся рогом и отказался меня принимать. Я пошёл на улицу, где наконец-то падал снег, и встретил там Азамата. Уже и не помню, как так вышло. С Азаматом я погулял по округе, а пока он в забегаловке одной делал копии каких-то бумаг, я ходил туда-сюда и думал, что делать. Я подумал, что тройку он мне ставить не хочет, а когда в зачётку глянет, так и не поставит вовсе. Поэтому я рассматривал вариант идти к нему завтра, 31 числа, и просить тройку, а там пусть будет, что будет. Позвонил родителям, рассказал об этом, они мне настроение не подняли совсем.

В какой-то момент я собрался с мыслями, сосредоточился и подумал, что нельзя мне сдаваться. Раньше я не сдавался, не буду и теперь. И поэтому позвонил родителям ещё раз, сказал не паниковать заранее. Решил я идти к нему после нового года ещё раз.

Когда вся страна уже переживала вторую неделю нового года, я пришёл в университет и не без проблем получил направление. Никто не знал, есть ли преподаватель сегодня в университете, будет ли вообще он, поэтому я решил попытать удачи, поставил стул перед дверью его кабинета и стал ждать. Мне надо было увольняться с работы, для этого нужно было приходить туда и бегать с бумажками, собирать подписи разные. Я меньше бумажек набрал, когда пытался устроиться на работу! Из-за этого я сидел на том стуле, периодически засыпая, и думал о том, сколько ещё смогу тут просидеть. Решил ждать до пяти, а время было четыре с чем-то. Только я отмерил для себя этот рубеж, как появился преподаватель, выдал мне билет и сказал готовиться. Что я и сделал.

Не знаю, чем принципиально отличался этот раз от всех остальных, но в этот раз он поставил мне четыре. Сказал, что это из-за того, что я слишком много подходов сделал. Я вышел от него и ощутил легкую дрожь. Вот тут мой 2013 год закончился, и начался 2014.

А теперь продолжу в традиционном понимании хронологического порядка.

31 числа мы небольшой компанией приехали на дачу Вани Новосёлова встречать новый год. Там было здорово и настолько лениво, что я в какой-то момент от такой лени напрочь забыл о том, что надо экзамен пересдавать. Там на даче мы с Азаматом синтезировали шутку одну. Бывают такие ситуации, когда человек рассказывает историю, а у тебя, допустим, есть история очень похожая, и ты после него хочешь её сразу рассказать. Обычно в таком случае говорят: "О! У меня есть такая же история!" И вот, было бы круто сказать так, что есть такая же история, а потом повторить рассказанную человеком историю слово в слово. Как-то не очень это смешно выглядит, когда записано в буквах, на сказано вслух. Если в целом, на даче было здорово.

Надвигались экзамены по расписанию, от которых мне оставалось всего две штуки. Первый должен был быть 10 числа, его принимал Марахтанов. На консультации он нам кратко пересказал курс, а Азамат в это время заснул. И всё было нормально, пока он не начал храпеть. Поручик его неловко разбудил, а Марахтанов засмеялся и сказал, что всё нормально.

Я же тут выкладывал когда-то про то, как у нас с Синельниковым у Марахтанова проходят консультации. На экзамене всё было на порядок интенсивнее. Я вышел от него с нулевой самооценкой, а король мерзости Ваня Новосёлов первым делом сказал: "Обнимите меня кто-нибудь!"

Следующий экзамен должен был пройти 15 числа, а времени подготовиться к нему у меня совсем не было. 13 числа я поехал на работу и взял лист, на котором надо было наставить кучу подписей. Мне тогда сказали, что надо будет завтра с этим листом зайти к ним и забрать трудовую книжку. Поэтому 14 числа я снова был на работе, но уже в последний раз. Начальник отдела сказал показать немцам на 9 мая.

Вернулся домой, немного отдохнул и стал готовиться к экзамену. Тут мне в стиме пишут, что поручик пошёл играть в игрушки. Следом звонит Синельников и зовёт меня туда же. Я тогда спросил у Нургалиева:
— Ты уже закончил готовиться?
— Ещё часов в шесть.
— И как у тебя ощущения по поводу завтра?
— Завтра будет стыдно.

На экзамене поручик пошёл отвечать первым, и ему на самом деле было стыдно, потому что отвечал он как-то плохо. А когда мы сдали экзамен, мы куда-то быстренько ушли, только не могу сейчас вспомнить куда именно.

На следующий день надо было переезжать. Я перебирал всякие вещи, которых у меня накопилось слишком много, смотрел на разное старье. Учебные планы за первый курс, проволочный человечек, которого мне староста на какой-то день рождения подарил. Зачем-то у меня с собой был старый-старый ноутбук, на котором я ещё классе в 8-9 писал на паскале разные учебные программки. На нём была моя первая порнуха, спрятанная от родителей. Это не хухры-мухры, раньше порнуху нельзя было скачать или в интернетах смотреть, поэтому мне по очень тайной договорённости притащил диск товарищ из лицея. Мы специально выбрали день, когда родителей не будет дома, чтобы перекинуть всё с диска на ноут. Не знаю, зачем это тут, но стирать не буду.

В общем, я попросил друзей мне помочь, и они помогли. Мы загрузили сумки в машины и поехали их отвозить. Я ехал вместе с Синельниковым, поручиком и Азаматом, и Синельников включал нам всякую глупую музыку.

Я тогда думал, что очень мне повезло найти таких хороших товарищей. Эта мысль пригодилась мне попозже, когда мы собрались в Delicatessen, чтобы проводить нас троих. Я им тогда всем и сказал, что, когда приехал, не было у меня никого. И уезжать из краёв, где ты провёл много времени, мне уже приходилось. Но в этот раз мне это даётся очень непросто, хотя в прошлый раз я уезжал аж из родного дома.

Я много думал о том дне, когда надо будет уезжать. Много думал, да сказать нечего. Но песню я выбрал. Я выбрал её ещё летом, когда мы были в Тайланде. Я болтался в теплоходе на волнах, и тут она заиграла в наушниках.


@темы: Все мои друзья острые как бритвы, My day is done, 12 семестр

(λψ)^ξ

главная