• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: 7 сессия (список заголовков)
14:19 

You are (not) afraid.

Шесть дней в неделю студент работает по учебному плану, а один день - меньше. - А. М. Афонин.
Вчера вся группа готовилась к экзамену и испытывала непонятное чувство. Нам было страшно от того, что мы не боимся экзамена.

@музыка: Celebration of the Lizard King

@темы: 7 сессия, 7 семестр

22:34 

Пятница 23.12

Шесть дней в неделю студент работает по учебному плану, а один день - меньше. - А. М. Афонин.
С утра я успел немного поспать. Я даже умудрился проснуться вовремя, чтобы не опоздать на БЖД.

На БЖД мне выдали билет, на который я написал ответ, а потом слишком долго разговаривал с преподавателем. Я мало спал, на паре лекций не был, преподаватель меня не совсем понимал - это привело к тому, что на БЖД я потратил больше времени, чем думал. Но зачет получил, было это часов в 10 утра.

С того зачета я побежал на кафедру, чтобы застать профессора Марахтанова и утвердить в курсовой один-единственный листик. Марахтанова долго не было, Синельников опоздал, в 12 часов надо было быть на следующем зачете. Я за время ожидания видел, как вывешивают списки людей, которые получили зачет по генераторам плазмы. Я в этом списке был, и тут же поставил в зачетку зачет. И вот, в пальто и берете пришел Марахтанов, улыбающийся во все усы. Он спросил меня, принес ли я с собой что-нибудь. Я сказал, что все при мне, достал папку и показал ему. Улыбка пропала из-под его усов. Он открывал дверь в свой кабинет, но в тот момент остановился и серьезно на меня посмотрел.

За день до этого я должен был на одном чертеже дорисовать парочку графиков и нарисовать линии магнитного поля. Я это все сделал и распечатал заново.

И вот, стоим мы перед дверью в его кабинет. В замке остановился ключ, я сжал папку с бумагами, которую держал в руках, а он смотрел на меня серьезно и с негодованием.

- А где листы? Мы же с вами вчера все обговорили. - Сказал он и вытащил из замка ключ.
- Я это учел, вот. - Даю ему чертеж с графиками и силовыми линиями.
- Вы напрасно делаете вид, что не понимаете моих требований. - Он отдал мне бумажку, открыл дверь и пропал за ней.

Я остался стоять перед дверью, не совсем понимая, что мне дальше делать. Но Марахтанов вышел обратно в коридор и сказал мне, чтобы я шел смотреть работы предыдущих годов. Так я и сделал. Я пошел к секретарю и попросил работы студентов Марахтанова за прошлые года. Женщина сказала мне, что для этого мне придется обыскать два шкафа с папками, чем я и занялся. Оказалось, что в обоих шкафах лежали папки с курсовыми проектами, а мне их делать предстоит лишь в следующем семестре. Ну, я поблагодарил женщину и вышел в коридор.

В коридоре я столкнулся с Синельниковым, который все проспал и только приехал в универ. Он сказал, что сделает вид, что меня не видел, и пойдет к Марахтанову узнать, что за листы ему нужны. А я посмотрел на часы, на которых было уже 11:50, и побежал в другой корпус сдавать зачет по ТГРУ.

Протасов, тоже профессор, должен был у нас этот зачет принимать. Этот Протасов уже год читает нам лекции, на которых ничего не понятно. Он объясняет это тем, что соотношение самостоятельной и лекционной работы должно быть где-то 2:1. Так вот, Протасова не было целый час. За этот час Синельников написал мне сообщение, в котором говорилось, что он уже защитил курсовую. Наконец, я оказался на стуле перед Протасовым. Ему надо было написать кучу писанины руками и принести домашнее задание. Кучу писанины он сразу отверг, сказав, что она должна быть в лекциях. Лекции я с собой тоже не брал. А в домашнем задании, как он сказал, не хватает одной диаграммы. Я честно скажу, его предмет не все любят, хоть он и самый главный из профилирующих. Да и лектор из него никакой. Все это вкупе привело к тому, что ни дз, ни кучу писанины никто сам не писал. Поэтому кучу писанины и домашнее задание с недостающей диаграммой все понесут ему через полгода на экзамен.

Так или иначе, зачет он мне поставил, и я сразу рванул на кафедру, чтобы защитить курсовую. На кафедре я еще раз наткнулся на Марахтанова. Он смотрел на меня с разочарованием и говорил, чтобы я уже шел защищаться. Я подошел к одному преподавателю, Ивашкину, я про него писал вроде, и спросил, можно ли ему сдаться. Он сказал, что времени уже нет, что я без толку стоял с утра пару часов у кафедры и что он занят. Я подошел к другому, но снова получил отказ. И вот я стоял посреди коридора, слышал, как наш куратор собирается уносить ведомости, куда должен был быть поставлен крестик, говорящий о том, что я сдал курсовую.

Тут ко мне подошел Ивашкин, и сказал, что черт со мной, он примет у меня курсовую. Мы зашли в аудиторию, Ивашкин и еще один преподаватель сели напротив меня, и мы начали разговаривать. Я отвечал на их вопросы, рассказывал сам, все было хорошо. А потом Ивашкин улыбнулся и сказал, что задаст последний вопрос, просто так, для галочки. Он спросил меня, что такое тяга. Я и говорю, мол, тяга это массовый расход, помноженный на... И тут меня накрыло. Четвертый зачет за день, шесть часов сна за два дня, взгляд Марахтанова. Я забыл элементарную формулу из двух букв и одной точки. Я так и сказал, что на сегодня израсходовался. Ивашкин покачал головой, сказал, что уже не первый год мы с тягой дело имеем, сказал, что помноженной на скорость, а потом взял зачетку и остановился.
- Смотри, - говорит он напарнику, - можешь разобрать, что написано? - И показывает в мою зачетку.
- Запет, замет, а, зачет! - Говорит тот.
- У меня так студенты из Мьянмы по-русски пишут. - Засмеялся Ивашкин.
- Ну, - начал второй, - это же Протасов. - Говорит и палец к виску ставит. - Он же не даром в кепке ходит.
А Протасов в белой кепке ходит потому, что головой в начале года крепко стукнулся.

Я взял зачетку, спустился на первый этаж и присел на лавочку. Там я, видимо, и остался, потому что совсем не помню, как день дальше шел.

Потом Синельников сказал мне, что Марахтанов, видимо, просил лист, по которому надо был защищаться, что-то вроде бумажки, с которой рефераты защищают. Сказал, что Марахтанов мной недоволен. А мне не хочется, чтобы все осталось в таком положении, поэтому я постараюсь очень хорошо себя показать на экзамене.

А сейчас я пишу этот псто, мои товарищи готовятся к экзамену по английскому, а кафедра по-английски chair.

@темы: 7 сессия, 7 семестр

20:52 

Две недели до.

Шесть дней в неделю студент работает по учебному плану, а один день - меньше. - А. М. Афонин.
До первого экзамена оставалось две недели, когда я сидел за столом в половину девятого вечера и писал этот пост. Я был в хорошем настроении, в наушниках звучала успокаивающая музыка. Вдруг я обратил внимание, что у меня был выключен скайп, что я сразу и исправил. Зашла хозяйка, сказала, что от одной из моих кружек отломала кусочек, спросила про здоровье.

Скайп надо было включать сразу по нескольким причинам. Во-первых, надо было созвониться с Синельниковым и доделать проект, а во-вторых, надо было контролировать Диму Левшина. Этот парень умудрился запустить свой курсовой проект до такой степени, что сейчас его руководитель, к которому он месяц не ходил, говорит ему писать замдекану объяснительную, почему он так сделал. Дима рвет на себе волосы и даже подумывает уходить в академ или отчисляться. В тот день, когда я писал этот пост, по определенным обстоятельствам Дима встретился со своим руководителем, который вообще-то сказал, что его в университете в тот день не будет. Они поговорили и пришли к тому решению, которое я уже описал. Мы тогда шли в столовую, где просидели некоторое время. Помню, тогда Настя, тихая девушка из нашей группы, зачем-то взяла в руки брелок с надписью "Oriflame". А потом она вытащила из него рулетку длиной в полтора метра и набор отверток.



Я отвлекся, когда писал пост, заметил это и вернулся к основной теме. Дима сидел тогда с нами все это время, а в столовую вдруг медленно передвигая ногами вошел замдекана. Мы стали уговаривать Диму, чтобы он прямо тогда с ним поговорил, но Дима почему-то упирался, хотя потом спросил его имя-отчетсво и убежал. Он тогда поговорил с замдеканом и пошел домой, а мы пошли на последнюю в семестре лекцию по генераторам плазмы.

Потом я понял, что пропустил одну важную часть того дня. В тот день в столовую мы шли потому, что нас рано отпустил с пары Анатолий Борисович Ивашкин, добродушный маленький дядечка в свитере и очках, обладатель мягкого и приятного голоса, которым он умудряется так же мягко и приятно ругаться матом. Анатолий Борисович принимал в тот день у нас зачет по электроракетным двигателям. Помню, он пришел в аудиторию, сказал нам не вставать, сел сам, достал бумаги и спросил, в какой форме нам хотелось бы сдавать зачет.
— В устной форме будем сдавать? - Спросил он тогда.
Мы переглянулись, подумали и ответили:
— Давайте в устной.
Ивашкин хитро улыбнулся и спросил еще раз:
— А может, автоматом?
Он тогда сказал, что на его лекции все хорошо ходили, он это заметил, сказал, что дрючить нас ему уже резона нет. Тогда, когда мы сдавали ему МЖГ, ему, как он сказал, сказали нас подрючить. В этот раз все сдали ему зачетки, получили их обратно и пошли в столовую, где произошли события, которые я уже описывал.

Тогда я решил вернуться к концу того дня и закончить пост на веселой ноте. Я написал, как мы пришли в пустую аудиторию, где должна была позже пройти лекция по генераторам, и стали на доске играть в безразмерные крестики-нолики. Азамат тогда обыграл Синельникова, а я - Нургалиева, который, кстати, в свои двадцать один жалуется на проблемы со здоровьем и говорит, что устал и хочет в академ. А потом я со скуки стал рисовать, потом собрался это сфотографировать, но меня остановил Азамат. Он сказал, что было бы лучше сфотографировать меня на фоне рисунка, как мы тогда и сделали. Я тогда специально сделал лицо посерьезней, чтобы хоть как-то походить на серьезного конструктора, а не на идиота, которому двадцать один год, а он рисует на доске котиков.



В проигрывателе тогда сменилась песня, и я захотел повесить ее под постом.


Я покачал головой, добавил громкости, нажал на кнопку, и пост закончился.

@музыка: Cage the elephant Ain't no rest for the wicked

@темы: My day is done, 7 сессия, 7 семестр, Фотографии, Моё лицо

(λψ)^ξ

главная